Интервью Майка Олдфилда журналу Classic Rock (2017)

Майка Олдфилда в последние несколько лет постоянно сопровождают потрясения. В эти годы случилось его "абсолютно лучшее личное достижение" - выступление на церемонии открытия Олимпиады в Лондоне 2012. Затем, в 2015, умер его старший сын Дугал. В то же время, закончился разводом его третий брак, и музыкант, который своим альбомом 1973 года Tubular Bells помог создать девственную империю Ричарда Брэнсона, всё ещё пожинает эмоциональные и финансовые плоды этих лет. "У меня больше адвокатов, чем друзей", - говорит Олдфилд, находясь в своем доме в Нассау, с легким смехом. - "После Олимпмиады я познал темную сторону жизни и человеческой природы. По-крайней мере, я не скучал".

Твоя последняя запись "Return To Ommadawn", возвращает нас к работе 1975 года Ommadawn. Но вместо того, чтобы поместить на обложку обновленное фото Дэвида Бейли из оригинала, ты предпочел обложку с изображением заснеженного пустынного ландшафта.

Действительно, я насмотрелся серий "Игры престолов" и решил, что обложка могла бы быть "зимней". Идея обложки - в потерявшемся в снегу человеке, который ищет безопасное пристанище.

Ommadawn записывался в трудные для тебя времена - у тебя умерла мать, ты прятался от популярности, свалившейся на тебя после выхода Tubular Bells. Но последние годы были ещё более трагичными. Не было ли у тебя чувства дежавю?

[Выдыхает] Иногда жизнь входит в черную полосу. Последние четыре года были очень трудными. Думаю, просто жизнь решила всё немного уравновесить. Перед и после Олимпийских игр всё было настолько хорошо, так не могло продолжаться вечно. Я отразил свои эмоции в музыке, особенно в игре на гитаре. Испытания дают вам силу. В противном случае, ваша музыка будет иметь слабую выразительность и не трогать душевные струны слушателей.

Название - Return To Ommadawn - предполагает возвращение в некие места или к некому душевному состоянию?

Думаю, к душевному состоянию - к музыкальному душевному состоянию. Ommadawn был очень успешным альбомом - он абсолютно всем нравился. Он стал завершением первой части моей карьеры из трех альбомов [Tubular Bells, Hergest Ridge, Ommadawn]. С выходом следующего альбома [Incantations (1978)] всё пошло наперекосяк. Это было время "тощих орущих парней" - так я называю панк-рокеров, и интерес к моей музыке начал снижаться.

Связывало ли тебя что-либо с экспериментальными группами, которые издавались на том же лейбле, такими как XTC, Magazine и Simple Minds?

О, нет, я ненавидел их всех. Брр! Дела шли неважно. Меня поносили в музыкальной прессе, прогрессивная музыка осмеивалась. Чтобы выжить, мне пришлось становиться более мейнстримовым. Я записал такие синглы как Guilty и Moonlight Shadow. Но я сбился со своей тропинки в конце 1980-х. Олимпиада как бы подтвердила ценность моей музыки, и я вернулся к своему нормальному состоянию - а это как раз первые мои три альбома. Я закинул идею о продолжении Ommadawn в интернет и получил благодатный отклик. Так что этот альбом создан по многочисленным просьбам.

У тебя ртутный характер: то застенчивый и тревожный хиппи-гений, то поклонник скорости и квалифицированный пилот, то любитель потусить на Ибице.

Действительно, но всё это разные периоды моей жизни. Иметь большой мотоцикл было моей мечтой с детства. В конце концов мечта осуществилась в 2005 и я сошел с ума и приобрел целую коллекцию: Fireblade, Ducati... Мне никогда не было страшно гонять на супербайках.

Ужас, который ты ощущал, был абстрактным - экзистенциальный страх?

Абсолютно верно. Но это было очень давно, еще в семидесятых. Я прошел курс перерождения [Exegesis] и сумел изгнать экзистенциальный страх из себя. Я понял, что все мои страхи происходят из момента рождения, который каким-то образом очень хорошо сохранился в моей памяти. Я стал счастливее. Но в то же время, прогнав страх, я потерял и силу, которая давала моей музыке поразительный эмоциональный накал. Так или иначе, в течение последних четырех лет, обстоятельства были таковы, что я получил своё "моджо" [энергия созидания, творчества и позитива] назад - можете назвать это и как нибудь по-другому.

Как думаешь, деляться ли твои поклонники на два типа - тех, которые воспринимают твой эмоциональный накал и тех, которые просто любят слушать приятную чиллаут музыку?

Определенно. Есть некоторые люди, которые не чувствуют эмоций, заложенных в музыке, и любят хорошую мелодию, хороший драйв в музыке. Я сделал много записей в таком стиле и есть много людей, которые любят такую музыку. Опять же, у некоторых людей полная аллергия на мою музыку. Однажды, я играл Tubular Bells для группы американских поклонников хард-рока, и они были примерно в таком состоянии: "Что это? Выключите его"[Смеется]. Моя музыка была для них словно пытка.

Запись Return to Ommadawn стал для тебя чем-то вроде экзорцизма?

Что-то типа того.

От автора саундтрека к "Изгоняющему дьявола".

Ты знаешь, после того, как вышел Tubular Bells, мою музыку много раз хотели использовать во всевозможных гадких, ужасных фильмах ужасов. Но "Изгоняющий дьявола" на самом деле не фильм ужасов, на мой взгляд. Это фильм о том, как избавиться от зла.

Как ты думаешь, каково твое место в пантеоне британских музыкантов последних 45 лет?

Никакое. Ommadawn - разве альбом кельтской музыки? Ирландская фолк музыка не использует африканские ударные и африканских певцов. По-крайней мере, они перестали причислять меня к Нью Эйджу. Единственное, что действительно важно - когда я покину этот мир, я оставлю много после себя, и это наследие, надеюсь, будет интересно и приятно для людей в течение многих лет.

Что дальше?

Tubular Bells IV, который, как и Return To Ommadawn, будет записан посредством настоящей игры на инструментах. И я создаю виртуальную реальность, где цель не стрелять и убивать все, что в поле зрения, а наслаждаться исследованием прекрасного графического мира: будут облака, космос, моделируемая вода, закаты, все в 3D, и с красивой музыкой на заднем фоне. В этом проекте я делаю все, кроме написания кода.

А чем ты заинтересуешь подрастающее поколение в этой виртуальной реальности?

Ох, они скорее всего скажут [сердитый, скучающий голос подростка] "И в кого я должен стрелять здесь?" [громко смеется]. Я, вероятно, добавлю в игру небольшой тир для них, но он будет необязательным.


Если раньше леса и деревья были естественной средой обитания, то теперь деревья стали украшением крупных и малых городов, таких как Москва и городки Подмосковья. Однако, существует и проблема удаления деревьев в Подмосковье. Ведь деревья постепенно растут и начинают мешать людям: достают до проводов, старые могут упасть и несут в себе опасность.


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Ипользование материалов разрешается только при указании активной ссылки: Mike Oldfield - сайт о Майке Олдфилде.. Если вы хотите помочь сайту интересной информацией, своим творчеством, посвященному Майку Олдфилду - пишите в гостевой или на форуме.
Яндекс.Метрика